Виталий Буркин все о юридической защите (burkin_vit) wrote,
Виталий Буркин все о юридической защите
burkin_vit

Инвестируйте в свое уголовное дело

Когда республиканская власть в следующий раз заявит о благоприятном инвестиционном климате в регионе, первое, что нужно сделать, это задаться  вопросом о правилах игры, по которым придется действовать инвестору.
Какой механизм защиты бизнес интересов предусмотрен, как он действует?
Насколько он эффективен?
Истинных правил, конечно, никто не раскроет, потому как они не имеют ничего общего с цивилизованными.






[Читать далее...]Можно подписать с местными кучу договоров, предусмотреть различные способы защиты своих имущественных прав, можно даже навязать конкретный Арбитражный или третейский суд, где будет происходить рассмотрение будущих споров.  Но все это имеет смысл только в том случае, если будущий судебный акт будет действительно иметь силу федерального закона, как это написано в Конституции и будет обязателен для исполнения всеми на территории того или иного государства. В противном случае судиться и получать положительное решение суда не будет иметь никакого практического значения.

      В России, и в республике в частности, происходят вещи совершенно дикие с точки зрения права. Любое решение суда или Арбитражного суда легко преодолевается посредством возбуждения уголовного дела, хотя это прямо запрещено действующим  законом.  В действительности можно вести речь о необратимости процессов развала правовой системы страны, потому как преюдициальность, являющаяся средством обеспечения стабильности и общеобязательности судебных решений, попросту не работает. Институт преюдициальности введен законодателем для поддержания принципа правовой определенности, дабы исключить возможность существования судебных актов с взаимоисключающими выводами, в противном случае функционирование судебной системы как независимого арбитра потеряет любой практический смысл.

Владелец бизнеса или просто гражданин, получив решение суда, которое констатирует его правоту в гражданско-правовом или корпоративном споре, или просто каких-либо юридических фактов, согласно фундаментальному принципу права – правовой определенности, должен быть уверен:
1) в исполнимости судебного акта, вступившего в законную силу,
2) в обязательности   этого судебного акта для всех без исключения государственных органов на территории страны и его стабильности.           


       Важное практическое значение имеет обязательность и стабильность судебного решения, вынесенного по гражданско-правовому спору, в случае, если этот спор в последующем перешел в уголовно-правовую плоскость. Очень часто случается так, что проигравшая в корпоративном споре сторона, пытается инициировать уголовное преследование «обидчика», причем по тем же обстоятельствам и по тому же предмету спора, по которому проиграла судебный процесс в Арбитражном суде.  Здесь в действие немедленно должна вступать норма статьи 90 уголовно-процессуального кодекса, под названием преюдиция, которая гласит, что решения суда, Арбитражного суда, вступившие в законную силу, должны приниматься следователем, прокурором или судом по уголовному делу без дополнительной проверки.
            Это означает, что если следователь получил, например, заявление, в котором приводится просьба возбудить уголовное дело о хищении имущества заявителя, а при этом выясняется о наличии состоявшегося судебного решения, которым установлено, что это имущество правомерно перешло к контрагенту или компаньону заявителя в результате какой-либо сделки, то правоохранитель обязан принять факты, изложенные в судебном акте, без какой-либо проверки, как имеющие силу федерального закона.  А так как хищение и передача имущества во исполнение гражданско-правовой сделки, наличие которой констатировал суд, являются вещами взаимоисключающими, то в возбуждении уголовного дела должно быть немедленно отказано – невозможно что-либо похитить в результате сделки, законность, реальность и возмездность которой признана судом.
           Стоит оговориться, что преюдиция имеет свои пределы. Так, например, если будет установлено, что выигравшей спор стороной были представлены в арбитражный процесс, подложные доказательства, или решение суда стало результатом преступных действий судьи, то уголовное дело может быть возбуждено, но по соответствующим статьям уголовного кодекса, предусматривающего ответственность за фальсификацию доказательств в арбитражном процессе. В дальнейшем, если будет вынесен обвинительный приговор за фальсификацию доказательств, это решение будет отменено вышестоящим судом на основании вновь открывшихся обстоятельств. Только так по смыслу российского права можно преодолевать законную силу судебных актов.  


  • Випуслуга

В республике «преодолевать» законную силу судебных актов посчитало себя правомочным главное следственное управление МВД. Возбуждение уголовных дел в противовес судебным решениям, ранее вынесенным Арбитражными судами, эта контора поставила на поток. А так как   заниматься одновременно «расследованием» заказных уголовных дел и борьбой с преступностью без ущерба для последней невозможно, то от идеи борьбы с преступностью элитные следователи похоже отказались.  Конечно же, такая услуга представляется не всем. Можно провести простой эксперимент – обратиться с заявлением в ГСУ с просьбой возбудить уголовное дело, например, по корпоративному спору, ранее разрешенному Арбитражным судом. Незамедлительно будет вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела со ссылкой на вступившее в законную силу решение Арбитражного суда, законность которого органы предварительного расследования не имеют права ставить под сомнение. Но почему-то в ряде случае судебные акты для элитных следователей перестают иметь какое-либо значение. Не потому ли, что к заявлению были приложены «веские аргументы» или имело место просьбы «необычного» человека? Чем-то другим объяснить двойные стандарты невозможно.

  • Необычный колхоз

         Есть в  Татышлинском районе республики сельхоз-производственный кооператив имени «Амирова», занимающийся растениеводством и животноводством. Владеют хозяйством полторы сотни местных жителей. Владеют, понятно дело, на бумаге. Фактически судьбу его определяет администрация района, хотя никакого юридического отношения муниципалитет к кооперативу не имеет. Все судьбоносные для кооператива вопросы решаются в кабинете заместителя главы администрации района Расиха Минязева. Любопытно, что господин Минязев это и сам не отрицает. Так вот, кооператив этот примечателен тем, что его руководство начало использовать «нестандартные» схемы освобождения от задолженности перед контрагентами. Три года назад кооператив почему-то решил, что не обязан погашать задолженность в размере около 7 миллионов перед неким ООО «Доната».  Кто-то придумал «гениальную схему», суть которой заключалась в следующем: было создано новое юридическое лицо – сельхоз-производственный кооператив «Амирова», то есть почти с таким же названием. Все активы хозяйства в сумме около 115 миллиново были переведены во вновь созданное - по замыслу чиновников это должно было освободить первый кооператив от уплаты задолженности, ведь взыскивать-то теперь нечего.

          Кредитор разумеется обратился с заявлением о признании кооператива банкротом. Умные люди объяснили кооператорам, что за такие действия по выводу активов в предверии банкротства предусмотрена уголовная ответственность, а потому активы были вскоре возвращены в родной кооператив. К слову, причастен к возврату активов был и временный управляющий кооперативов Дмитрий Шарафутдинов. Именно он выявил эту примитивную сделку по выводу всех активов должника, приведшего его к банкротству. Этого бенефициары кооператива никак ему простить не могли. Но об этом позже.

           В период процедуры наблюдения возник еще один кредитор, которому кооператив задолжал почти 8 миллионов. Кредитор – ООО «Лотос», разумеется обратился в Арбитражный суд, определением которого включился в реестр кредиторов. Для дальнейшего понимания ситуации необходимо отметить, что должник не возражал против этой задолженности. Определение суда о включении ООО «Лотос» в реестр кредиторов не обжаловал.

         Далее ситуация развивалась следующим образом: в отношении кооператива было возбуждено конкурсное производство. Дабы избежать продажи имущества с молотка, кооператив решил заключить со всеми кредиторами мировое соглашение. За его заключение, кстати, проголосовали почти все члены кооператива. Мировое соглашение было заключено в том числе и с правопреемником ООО «Лотос» - Мариной Галимовой, которая купила право отребования этой задолженности. В этом соглашении кооператив определил сроки погашения задолженности перед кредиторами, в том числе перед Галимовой. Мировое соглашение было утверждено Арбитражным судом республики, в заседании которого руководство кооператива подтвердило добровольность его заключения и обязалось исполнить обязательства перед кредиторами.
          
       Но как показали дальнейшие события бенефициары кооператива, то бишь районные чиновники, не отказались от идеи освобождения от присужденной задолженности. Кто-то подсказал колхозникам, что решить проблему может уголовное дело, после чего была придумана совершенно примитивная и безумная версия о том, что никакой задолженности перед ООО «Лотос» в действительности не существует, никакого товара им не поставлялось, а документы о поставке изготовил и обманным способом подписал у руководства кооператива временный управляющий - Дмитрий Шарафутдинов. Несостоятельность и неправдоподобность этой версии вытекали хотя бы из того, что на протяжении полутора лет, с того момента, когда возникли обязательства перед ООО «Лотос», кооператив их не оспаривал.
         А самым убийственным доводом против этой версии являлся факт согласия кооператива с этой задолженностью на многочисленных судебных процессах, в том числе и при заключении мирового соглашения. То есть любой нормальный человек, более или менее, знакомый с аспектами финансово-хозяйственной деятельности предприятия, посмеялся бы над замыслом деревенских авантюристов. А вот в главном следственном управлении МВД республики к рассказам колхозников отнеслись со всей серьезностью. Следователям понадобилось меньше года, чтобы «доказать» преступный сговор Дмитрия Шарафутдинова, его помощницы и Галимовой Марины на завладение путем обмана права требования у кооператива 8 миллионов рублей. За основу обвинения была взята лжеверсия кооператива о том, что документы о фиктивном долге были изготовлены Шарафутдиновым Дмитрием, обманным способом подписаны у руководителя. Затем через Арбитражный суд ООО «Лотос» включилось в реестр кредиторов, а впоследствии Галимова Марина, якобы зная о фиктивности долга купила его у ООО «Лотос».
         На главный вопрос о том, почему кооператив на протяжении полутора лет с момента, когда возникла эта задолженность, якобы фиктивная, не возражал против нее, а наоборот соглашался с судебными решениями о ее взыскании, следствие не отвечает.  Не ответило следствие и на вопрос о том, как руководство могло допустить подписание  документов и проставление печати предприятия по просьбе совершенно постороннего лица.  


Как бы то ни было, но главное следственное управление республики свои «обязательства» перед кооперативом выполнило – провело расследование и направило уголовное дело прокурору республики, где заместитель прокурора Зубаиров утвердил обвинительное заключение и направил его в суд.

Не откажусь от твердого убеждения, что все причастные к этому лжерасследованию совершили преступление против правосудия.
Tags: Башкортостан, МВД, СПК "Амирова", Татышлы, заказное уголовное преследование, преюдиция, прокуратура, суд, уголовное дело
Subscribe
promo burkin_vit march 14, 2017 21:04 52
Buy for 10 tokens
Впервые в новейшей истории могут реабилитировать еще живого человека, который отбыл 13 лет лишения свободы, за преступление которого не совершал. Непричастность Фатхуллы Исхакова к совершению преступления, за которое он был осужден и отбыл наказание, на сегодняшний день полностью доказана.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments