Виталий Буркин все о юридической защите (burkin_vit) wrote,
Виталий Буркин все о юридической защите
burkin_vit

Секреты уголовной защиты. Почему мало оправдательных приговоров. Часть 1.

Российская судебно-следственная система - есть огромная индустрия по штамповке обвинительных приговоров и рисованию красивых показателей борьбы с преступностью. А нет ничего хуже если эффективность какой-либо деятельности, тем более государственной, оценивается на основании стат. данных. Давно пора понять – где палочная система, там нет места ничему человеческому. Человека могут осудить и направить в колонию, не потому что он заслуживал именно такого наказания, а потому что это очень нужно милицейской, прокурорской или ФСИНовской отчетности. Причем может быть все с точностью наоборот, если посадка осужденного будет для них невыгодна. Неправосудный обвинительный приговор вышестоящий суд не отменит только потому, что об этом попросит уважаемый прокурорский начальник. У него видите ли полетит вся годовая отчетность. Понимаете? Годовая отчетность, эффективность полетит.

   Совершенно очевидно, что если судебная система сама подчинена цифрам и числам, а к тому же и заботится о показателях других ведомств, то, и судебный процесс в России – это профанация. А чтобы процесс превратить в профанацию, надо вовлечь в это и вторую сторону судебного процесса – сторону защиты. Это и было успешно сделано много лет назад – адвокаты стали неотъемлимой частью этой индустрии. Я это понял, когда после окончания школы МВД в 1999 году стал работать следователем. А еще до меня дошло, что трусливая и безграмотная адвокатура – есть главная причина обвинительного уклона российского суда, да и всего судейского произвола в целом.

   Адвокаты, которые мне попадались в роли процессуальных противников умели делать все, но только не защищать людей. Причем я сейчас веду речь не о бесплатных адвокатах, о них говорить нечего, а об элите адвокатуры. За понтами – машинами, офисами и аксессуарами скрывались вопиющая безграмотность, лень и отсутствие принципов. За пять лет следственной работы я почти не встретил серьезного противодействия от таких защитников, если не считать противодействием запугивание своими связями с большими милицейскими и прокурорскими чинами. Был один яркий случай, наглядно характеризующий профессиональный уровень адвокатов.

   Уголовное дело по экономической статье, попавшееся мне, было явно заказное. Коммерсанта пытались обвинить в особо крупно мошенничестве, хотя именно он и был в этой ситуации потерпевшим. Попало мне в результате случайного стечения обстоятельств – обычно мне заказуху не доверяли. В таких делах, понятно, нигде не написано, что оно заказное и что никакого состава преступления нет. Напротив, все обставляется так, что у стороннего наблюдателя нет никаких сомнений в виновности фигуранта. Функция адвоката в таких делах как раз и состоит в том, чтобы быстро и правильно сделать анализ ситуации и донести этот анализ до адресата – следователя, прокурора, суда и общественности ( в случае необходимости). Я, почему то всегда считал, что это элементарно.
Когда появился адвокат, с повадками и манерами московского адвоката Добровинского, у меня не было никаких сомнений, что сейчас речь пойдет о необходимости срочного прекращения преследования честного предпринимателя, а само дело через пару дней будет истребовано наверх. Вместо этого господин повел разговор о том, что он все понимает. Фраза «все понимаю», произнесенная соответствующим тоном, означала полное согласие на сотрудничество со следствием. Причем сотрудничество именно адвоката и причем в тайне от своего же доверителя. Такое сотрудничеств, как правило, предполагало склонение адвокатом своего подзащитного не занимать по делу принципиальной позиции.





   Дело я прекратил. Подозреваемый был задержан при попытке расплатиться поддельным векселем, который был липовым. Но он этого не знал, так как был подставлен своими партнерами. Все это делалось с целью склонить его к какой-то сделке. Но самое интересное не в этом. А в том, что адвокат так и не понял, почему его подзащитный не виновен. Он даже не пытался вникнуть в дело. Сейчас в силу серьезной конкуренции на адвокатской рынке, такие подлецы с него почти вытеснены, но другая проблема – вопиющая безграмотность юристов – никуда не делась. А с безграмотностью всегда рядом обязательно и трусость.

   Беспощность адвокатуры – вот главная причина судебного произвола. А сам произвол – это уже следствие. Когда я стал адвокатом и начал защищать обвиняемых, то лишний раз убедился, что фундаментальные ошибки в построении системы защиты по серьезным уголовным делам однотипны. Главная из них – неправильная диагностика предъявленного обвинения. На эту тему я уже неоднократно писал. Стереотипное мышление некоторых адвокатов, отсутствие системных знаний права также ведут к серьезным ошибкам в построении защиты. Еще хуже, когда адвокаты, выступая в серьезных изданиях неверно диагностируют фактическую сторону дела, неправильно толкуют право, а затем дают ошибочные рекомендации в построении защиты. Так, например, я неоднократно сталкивался с тем, что адвокаты авторитетно заявляли о том, что имеющиеся решения, вынесенными Арбитражными судами в пользу обвиняемого, противоречащие обвинению, никаким образом не его защитят, так как следствие и суд по уголовным делам имеют право его проигнорировать. Такие суждения основаны не неправильном толковании права.

   Как-то от одного авторитетного адвоката я услышал, что сегодня состоится допрос его подзащитного, обвиняемого в серьезном мошенничестве путем заключения сомнительных сделок, и он ( подзащитный) попытается объяснить следователю экономическую целесообразность заключенных и исполненных им сделок от имени руководимого им юридического лица. Большей глупости в построении системы защиты представить невозможно, ведь защищаясь таким образом, адвокат ставит обвиняемого в заведомо проигрышное положение – следователь сделает все, чтобы опровергнуть показания обвиняемого. А затем в обвинительном приговоре суд сделает вывод о том, что показания и доводы подсудимого об экономической целесообразности сделок, опровергаются такими-то доказательствами (скорее всего будет приведено заключение какой-нибудь экономическо-финансовой экспертизы, доказательственная ценность которой на самом деле ничтожна, но ни суд, ни адвокат этого не знают).

   В суде такой адвокат будет выражать несогласие с заключением эксперта, скорее всего, будет ходатайствовать о проведении дополнительной или повторной экспертизе и т.д., вместо того, чтобы еще на стадии расследования заявить о том, что вопросы об экономической целесообразности сделок, являются прерогативой акционеров предприятия, но никак ни следственных органов и суда. Юрист просто не знает о том, что целесообразность сделок не входит в предмет доказывания по уголовным делам, так как исполнение даже заведомо невыгодной сделки не является хищением. А потому следствие лишь может войти в обсуждение соблюдения формальных требований при заключении и исполнении сделки. Это лишь одна из множества ошибок при построении защиты.

Продолжение следует.

По всем имеющимся вопросам обращаться на 8-917-385-45-22, 8-960-395-44-44, электронная почта – zvp-ufa@mail.ru



Tags: адвокат Буркин, оправдательный приговор, уголовная защита
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo burkin_vit март 14, 2017 21:04 52
Buy for 10 tokens
Впервые в новейшей истории могут реабилитировать еще живого человека, который отбыл 13 лет лишения свободы, за преступление которого не совершал. Непричастность Фатхуллы Исхакова к совершению преступления, за которое он был осужден и отбыл наказание, на сегодняшний день полностью доказана.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments