Виталий Буркин все о юридической защите (burkin_vit) wrote,
Виталий Буркин все о юридической защите
burkin_vit

Category:

Адвокатам Башкирии. Хуже быть не может.

   Нас всех и меня лично очень долго приучали к смирению перед всеми формами судебного и следственного произвола. Приучали абсурдными приговорами и апелляционными определениями, самодурством судей в процессах, прокурорскими отписками, нравоучениями звероящеров от адвокатуры об опасности перегибать палку (под перегибом палки имеется ввиду чрезмерно активная защита доверителя). Якобы принимать необходимо все как данность, нечто само собой разумеющееся, может быть еще хуже. Все это привело к тому, что адвокат в процессе, особенно в уголовном, давно превратился в декорацию, а КПД его работы стремится к нулю. Адвокатское сообщество разобщено полностью, благодаря, в том числе, нашим адвокатским чиновникам.  
   Что должно произойти, чтобы возникло что-то похожее на единение?
   Одна история. В конце года встретился перед судом с одним уфимским адвокатом. Не сказать, что он боец, но специалист на уровне и мужик нормальный. Увидев меня, он вскликнул: «здорово, здорово, мы следим за тобой, ты молодец, раздолбай их». Надо сказать, такое приветствие за последнее время меня слегка достало, а потому я отвечаю, что очень хреново, что вы только следите, участвовать надо. Убегая он бросил: «не, ну а че, пока же нормально, пойдут аресты будем думать».
   Ну да, все-таки хищения адвокатских взносов вещь, конечно серьезная, но не настолько, чтоб тратить на это время. А вот когда придет более серьезная опасность, тогда они поднимутся, - размышлял я.  При необходимости будет также как в Краснодаре, когда десятки адвокатов из разных регионов страны в ноябре прошлого года, объединились и показали зубы кубанской судебно-следственной машине.
   Только вот у нас этого не происходит, хотя первый арест, имеющий все признаки беспредельного, случился. Почти три месяца уфимский адвокат Рашид Сафеев содержится под стражей, а реакции со стороны башкирской адвокатуры никакой.
   А уже завтра, 19 марта в Верховном суде республики состоится рассмотрение апелляционной жалобы Рашида Сафеева, которому 6 марта Ленинский суд г. Уфы продлил срок содержания под стражей. Продлил, несмотря на наличие у него серьезных заболеваний, исключающих возможность содержания под стражей. Сафеев обвиняется в посредничестве при передаче взятки заместителю прокурора РБ Горбунову, имевшему якобы место два года назад! Обвинение вроде как основывается на свидетельских показаниях двоих обвиняемых по делу, которые имеют определенный интерес для оговора.   Но сейчас дело не только в сути обвинения - при рассмотрении ходатайств следователей по мере пресечения вопрос о виновности судами, как вы прекрасно знаете, не исследуется. Так написано в законе, так велит и высшая судебная инстанция. Это дает большим судейским начальникам заявлять о вынужденности избрания мер пресечения на основании ходатайств следователей ввиду одной тяжести предъявленного обвинения. Так как тяжесть обвинения якобы предполагает наличие у обвиняемого злого умысла скрыться от следствия, суда и т.д.. Закон суров, но он закон.
   Но ситуация с Рашидом Сафеевым примечательна тем, что суды, находясь в состоянии безропотного следования интересам следствия, похоже, нащупали для себя новое дно.
  Смотрите что происходит. В судебном заседании Ленинского районного суда Уфы доводы следователя, как всегда, были стандартны - может скрыться, препятствовать следствию и т.д. Пытаться в суде опровергать такие доводы следствия, тоже самое, что играть с наперсточником - суды в постановлениях даже не приводят доводы защиты. А знаете почему не приводят? Потому что невозможно с помощью логических рассуждений их хоть как-то опровергнуть.  Но с Сафеевым получилось все серьезней. Защитники представили суду документы о заболевании арестованного - порок сердца, этот диагноз включен в список болезней, исключающих возможность содержания под стражей. Понятно, что следователь опровергнуть в судебном заседании наличие диагноза не смог, он даже не пытался этого сделать. Хотя о заболеваниях следователю было известно со дня задержания. И за это время у него было достаточно времени для проведения в условиях изолятора медицинского освидетельствования, чтобы попытаться доказать подложность диагнозов.








   Как должен был поступить в такой ситуации любой нормальный суд? Убедившись, что тяжелые заболевания, внесенные специальный перечень подтверждены документально, а противная сторона даже не пыталась доказать их подложность, суд был обязан отказать в ходатайстве о продлении срока содержания под стражей, тем более учитывая и характер предъявленного обвинения. Но он этого не сделал и отправил больного человека дальше находиться в заточении как опасное животное.
   А как же суд преодолел веский и безусловный довод защиты? Я думаю, что вы догадываетесь сами. Правильно, он просто не привел его в судебном акте. Как будто его не было, как будто арестованный обвиняемый не имеет никаких тяжелых заболеваний,  а его защитники никаких документов об этом не представляли.
   Я думаю нет необходимости объяснять, почему вы наконец-то под угрозой репрессий должны продемонстрировать единение и взаимопомощь, как это произошло в деле краснодарского адвоката Михаила Беньяша. Кто не знает, после того, как Михаил был арестован по совершенно безумному обвинению, к защите подключились десятки адвокатов. В освобождении Михаила приняла участие даже Адвокатская палата региона. Почувствуйте разницу. Обстоятельства его уголовного преследования освещались СМИ федерального уровня. Система неожиданно для себя столкнулась с твердостью и решительностью корпорации и отступила.    
   Сейчас и у нас происходят вещи, на которые закрывать глаза нельзя. Поэтому оставаться  равнодушными нельзя.
   Мне очень часто задают вопросы о том, для чего я освещаю свои дела, веду блоги, работаю со СМИ. Вообще, меня очень удивляют такие вопросы, особенно, если они идут от адвокатов. Дело в том, что наши суды давно находятся вне правового поля, а потому даже безукоризненное юридическая защита, к которой я всегда стремлюсь, не гарантирует результата. Например, один из моих последних оправданий состоялось после того, как общественность узнала о незаконном обвинительном приговоре, вынесенном кстати, тем же судье, что и продлил срок содержания под стражей Сафееву. Апелляция была вынуждена отменить приговор, при новом рассмотрения подсудимый был оправдан по самому тяжкому эпизоду обвинения.
   На эту тему отлично высказался Михаил Беньяш: «бессмысленно следователю и судье раскладывать квалификацию преступления и рассказывать о субъективной стороне. Правовой спор ушел. Ему на смену пришло столкновение двух волевых усилий. Побеждает тот, кто сильнее хочет победить, больше делает, больше вкладывает энергии и воли».
Tags: адвокат Рашид Сафеев, дело башкирских прокуроров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo burkin_vit март 14, 14:10 42
Buy for 10 tokens
Список симптомов, указывающих на непрофессионализм защиты и необходимость обращения к сторонней помощи. Юридический рынок России переполнен дилетантами и шарлатанами. Это же касается и рынка адвокатских услуг в уголовном судопроизводстве. Масштабы бедствия мне стали понятны после того, как я…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments