Category: медицина

Обо мне и моих услугах

Здравствуйте, меня зовут Виталий Буркин. Я юрист и специалист в сфере информационных технологий, организую защиту и медийное сопровождение в уголовных делах, корпоративных конфликтах и спорах с госорганами.  За 12-летний период адвокатской практики обучился многим секретам защиты по сложным делам и готов с ними делиться.  За это время смог добиться оправданий в суде и реабилитаций на стадии следствия по обвинению в контрабанде, убийствах, взяточничестве, по обвинению в должностных и экономических преступлениях, несмотря на обвинительный крен в работе судебной системы.



Как можно добиваться результатов по уголовным делам, когда доля оправдательных приговоров в стране составляет 0,5%? Объясняю.

Дело в том, что статистика не отображает реального положения вещей, хотя судебный произвол никто не отменял. Давайте разберемся. Около 60% уголовных дел от общего количества рассматривается в особом порядке, когда обвиняемые признали себя виновными. В ряде дел подсудимые оправдываются по самым тяжких эпизодам обвинения, а признаются виновными, например, по одному, самому незначительному. Такой приговор попадет в статистику как обвинительный. Хотя  де-факто  он оправдательный.
Collapse )

Как судмедэксперт покойников перепутал. Реальная история из моей практики!

Летом 2011 году я принялся защищать подсудимого, который обвинялся в причинении смерти своему родственнику. Тогда я не мог предположить, что это уголовное дело станет самым интересным, драматичным и напряженным в моей адвокатской практике. Судебное рассмотрение длилось почти шесть лет, за это время уголовное дело сделало четыре полных круга – районный суд – апелляция, трижды обвинительный приговор отменялся и дело направлялось на новое рассмотрение, однажды, после отмены третьего приговора, дело возвращалось даже прокурору для дополнительного расследования.  За это время я со своим подзащитным установил такое количество подлогов и фальсификаций, что я даже не сразу мог определить, какие из них циничнее и одиознее.
 Вообще, это дело – приговор всей нашей судебно-следственной системе. И не только потому, что человека привлекли к уголовной ответственности и бросили в изолятор по наспех сфальсифицированному обвинению. А по тому, как система отреагировала на эту тотальную фальсификацию – были приняты беспрецедентные меры для ее замыливания.
И так, по версии следствия, 20 ноября 2010 года житель глухого села Аскарово в Абзелиловскоим района Башкирии Исмагилов Забир якобы подверг избиению своего зятя Исламгулова Юлдаша в его доме, в результате чего причинил ему разрыв печени, от которого он тот скончался.

Но, похоже, преступления в действительности не было. Это стало ясным при сопоставлении следующих фактов.     



   23 ноября 2010 года следователем назначается судебная экспертиза трупа, в постановлении он указывает:

- предоставить в распоряжение эксперта труп Исламгулова Ю.З.
- при исследовании трупа изъять образцы крови и препарат кожи с поврежденного участка тела.

   Местный судмедэксперт, которого местные жители якобы никогда не видели трезвым, причиной смерти Исламгулова Ю.З. назвал кровопотерю от разрыва печени. Как видно из самого заключения, экспертиза начата 23 ноября 2010 года в 09 часов, произвел ее районный эксперт по фамилии Кусарбаев. При этом эксперт при определении причины и давности смерти руководствовался якобы данными гистологического исследования – исследование внутренних органов, которое проводится специальными экспертами-гистологами в республиканском морге. Гистологическое исследование проведено на основе образцов органов трупа, представленных ему экспертом Кусарбаевым Г.А.

Из заключения эксперта Кусарбаева также следует, что он вместе с образцами органов, изъял и образцы крови трупа. Впоследствии эти образцы крови явились предметом отдельных экспертных исследований и даны еще три заключения:
 По ходу судебных процессов  я обратил внимание на одну странность - эксперт обосновал свои выводы от 10 декабря 2010 года на основе данных гистологического исследования, которыми на момент вынесения заключения он не мог располагать, -  заключение гистологии  было дано 17 декабря 2010 года.
Далее еще интересней -  Исламгулов уже 22 ноября 2010 года был похоронен, а родственники забрали его тело из морга - 21 ноября 2010 года.
Возник закономерный вопрос, - чей труп 23 ноября 2010 года был объектом вскрытия и исследования? А самое главное, чья кровь и образцы органов исследовались экспертами республиканского морга?



Все указывало на подлог.

   Пришлось ситуацию раскручивать по полной –  по моей инициативе допросили в суде следователя, который фактически и стал подтверждать подмену трупов - якобы  утром 21 ноября 2010 года в его присутствии эксперт Кусарбаев производил вскрытие трупа как трупа Исламгулова. На теле имелась татурировка в виде купола парашюта, он это хорошо запомнил.
Но подвох в том, что в действительности такой татуировки у Исламгулова не имелось, это достоверно доказано показаниями его родственников. Ведь как известно  татуировки в виде купола парашюта делают себе военнослужащие ВДВ, а Исламгулов служил в ВМФ.

   Далее в суде «пытали»   уже эксперта Кусарбаева, который под давлением неоспоримых улик сознался, что производство экспертизы трупа Исламгулова он начал производить утром 21 ноября 2010 года, а не 23 ноября, как указано в заключении.

   Все это можно было бы объяснить невероятным стечением обстоятельств, если бы не еще один факт, который опровергнуть было уже нечем. Как мы уже знаем вскрытие трупа Исламгулова 23 ноября 2010 года производиться не могло. Эксперт Кусарбаев утверждает, что вскрытие трупа и изъятие образцов он произвел утром 21 ноября 2010 года, образцы органов он затем направил для гистологического исследования в республиканский морг, туда же образцы крови для химического исследования, а также образцы крови изъял следователь для производства биологической экспертизы.

   И вот эксперт-биолог в своем заключении установил, что кровь, пришедшая на экспертизу как кровь Исламгулова Ю.З., по групповой принадлежности относиться к 3 группе. Но умерший в действительности имел 1 группу крови, это достоверно доказано ни чем-нибудь, а военным билетом, это же подтвердили и родственники умершего.

   Пытливый читатель скажет, что запись в военном билете можно тоже оспорить, ведь не исключена и ошибка.
Не исключена. Поэтому дело дошло до эксгумации – извлечения тела покойного из места захоронения. Проведение этой неприятной следственной процедуру вызывалось крайней необходимостью.
А по результатам эксгумации было проведено генетическое исследование, которое дало для обвинения убийственный результат – образцы крови, которые были изъяты экспертом Кусарбаевым якобы с трупа Исламгулова, ему не принадлежали.

   Но и это еще не все. Эксперт-химик пришел к выводу, что при судебно-химическом исследовании крови, пришедшей как образцы крови трупа Исламгулова Ю.З., найден этиловый спирт в количестве 5,3 промилле – смертельная доза. В любом случае полный неадекват. Но сразу несколько свидетелей видели Исламгулова за короткое время до смерти совершенно трезвым.

Collapse )

Что творится в тюремной системе

"Уфимский адвокат распространил недостоверную информацию" - под таким заголовком пресслужба республиканской ФСИН разместила на  официальном сайте информацию, обвинив меня в распространении недостоверной информации о болезни следственного-арестованного Марата Минликеева.

Вот ссылка http://www.02.fsin.su/news/detail.php?ELEMENT_ID=321301

           Так вот, любой, кто хоть немного в ладах с логикой, по прочтении этой информации легко сделает вывод о том, что распространяет недостоверную информацию именно пресслужба ФСИН. В ней в равных пропорциях - ложь и абсурд.

        Смотрите, как указано в информации,медицинское освидетельствование в профильном учреждении, проведенное с использованием более современного оборудования, не подтвердило первоначальный диагноз. Рака легких у подзащитного Буркина не обнаружено. Эта фраза фактически  означает признание ФСИН в трех обстоятельствах. Первое - диагноз, то есть первичный, был поставлен в мед учреждении самой ФСИН. Второе -  этот диагноз оказался по какой-то причине ошибочным, может по причине несовременного оборудования. И наконец, третье - арестованный с подозрением на смертельное заболевание в течение двух месяцев не вывозился на освидетельствование в профильную клинику, что является грубейшим нарушением правил медицинского освидетельствования, установленных правительством РФ от 14.01.2011г. № 3.
        Согласно этим правилам,  именно медицинская служба учреждения, в которой содержится обвиняемый, а не адвокат, как ранее указывала ФСИН, при наличии  данных о болезни, обязаны в течение  ОДНОГО дня принять решение о конвоировании арестованного в клинику, а в течение ТРЕХ ДНЕЙ обеспечить это конвоирование ( пункт 2). Вывоз на освидетельствование был 19 мая 2017 года, при этом, как указывала ранее сама же ФСИН, первичный диагноз Минликееву был постановлен  в марте этого года.
        Стоит также отметить, что в моем распоряжении, как защитника, отсутствуют данные о результатах освидетельствования Минликеева, при том, что направление их мне является обязанностью следственного изолятора. Следовательно, я не имел возможности по объективным причинам  сообщить о  результатах освидетельствования общественности ( это к последнему пункту обвинения в мой адрес).
             Совсем уж нелепым выглядит обвинение ФСИН в том, что я якобы в эфире "Эхо Москвы" ложно заявил о том, что мой подзащитный не получает в изоляторе медицинской помощи. Предвидя возможный ответ ФСИН на этот пост, прошу сообщить в нем, какую же помощь в условиях следственного изолятора получают арестованные с подозрением на онкологию? Отдельно прошу руководство ФСИН все же представить все документы о заболевании, в том числе первичном диагнозе, Минликееву и мне.
             И кстати, как пояснил мне сам Минликеев, у него есть все основания сомневаться в достоверности заключения, данного по результатам освидетельствования 19 мая 2017г. С этим нужно разбираться отдельно.



        Диагноз Центральный Рак правого легкого стадии 2 группы 2  поставлен ФКУЗ МСЧ - 2 ФСИН России путем гистологического исследования от 27.03.2017г.


   Исходя же из заключения ГБУЗ "Республиканский клинический онкологический диспансер" от 22.05.2017года, рак у моего подзащитного не подтвредился.


            При изучении второго заключения сразу бросается в глаза, что комиссией гистологическое исследование не проводилось, при том, что  гистологическое исследование, проведенное в больнице ФСИН, определило онкологическое заболевание.
         Так неужели  бездушная система может умышленно скрывать смертельное заболевание только для того, что препятствовать освобождению арестованного?


2017-04-14_00-06-48.jpg
http://bkpartners.net/

Уникальный случай: Осужденный в 1959 году по навету односельчан требует реабилитации.

  Впервые в новейшей истории могут реабилитировать еще живого человека, который отбыл 13 лет лишения свободы, за преступление которого не совершал.
    Непричастность Фатхуллы Исхакова к совершению преступления, за которое он был осужден и отбыл наказание, на сегодняшний день полностью доказана.
  Это установили следователи в ходе возобновленного расследования.

   Теперь, ввиду вновь открывшихся обстоятельств, для его реабилитации необходимо отменить приговор 1959 года. Инициировать этот процесс может только прокурор. Однако, прокуратура при помощи различных процессуальных ухищрений, препятствует скорейшей реабилитации невиновного человека, держа последний рубеж обороны в защиту лиц, сфабриковавших уголовное дело.


Фатхулла.JPG

Вместо реабилитации, пожилой 80-летний человек вынужден стоять на улице, пикетируя прокуратуру и держать голодовку.

Подробнее мытарствах моего подзащитного читайте в статье:


Collapse )