Category: общество

Обо мне и моих услугах

Здравствуйте, меня зовут Виталий Буркин. Я юрист и специалист в сфере информационных технологий, организую защиту и медийное сопровождение в уголовных делах, корпоративных конфликтах и спорах с госорганами.  За 12-летний период адвокатской практики обучился многим секретам защиты по сложным делам и готов с ними делиться.  За это время смог добиться оправданий в суде и реабилитаций на стадии следствия по обвинению в контрабанде, убийствах, взяточничестве, по обвинению в должностных и экономических преступлениях, несмотря на обвинительный крен в работе судебной системы.



Как можно добиваться результатов по уголовным делам, когда доля оправдательных приговоров в стране составляет 0,5%? Объясняю.

Дело в том, что статистика не отображает реального положения вещей, хотя судебный произвол никто не отменял. Давайте разберемся. Около 60% уголовных дел от общего количества рассматривается в особом порядке, когда обвиняемые признали себя виновными. В ряде дел подсудимые оправдываются по самым тяжких эпизодам обвинения, а признаются виновными, например, по одному, самому незначительному. Такой приговор попадет в статистику как обвинительный. Хотя  де-факто  он оправдательный.
Collapse )

Вся правда о проценте оправдательных приговоров

         Общественность приходит в ужас от процентного соотношения оправдательных и обвинительных приговоров в стране, за 2018 год количество оправданий в процентом соотношении к обвинительным - 0,4 %. Это безбожно мало. Однако эта статистика весьма условна и не отображает реального положения вещей, хотя обвинительного крена нашего правосудия никто не отменял. Так, 70% уголовных дел, рассматриваются судами в особом порядке, то есть без проведения судебного разбирательства, когда подсудимые заранее признали себя виновными и согласились на упрощенную процедуру рассмотрения дела.  Это неизбежно обвинительный приговор. Из оставшейся массы дел, порядка 25 % заканчивается частичным оправданием подсудимого, причем по самым тяжким эпизодам обвинения. Остается самый незначительный эпизод, по которому выносится обвинительный приговор. Такой приговор попадает в статистику как полностью обвинительный, хотя куда логичнее называть его оправдательным. Где-то десятая часть уголовных дел, где подсудимые и защита по настоящему сопротивляются обвинению, по различным причинам возвращается прокурору. Случается это в большинстве случаев тогда, когда оправдание неизбежено. Прокурор затем направляет его в следственный орган, где примерно половина этих уголовных дел прекращается за невиновностью обвиняемого - та же реабилитация. Но эти дела также не попадают в статистику оправдательных приговоров.

         Из тех, кто сопротивляется незаконному обвинению, делают это по настоящему грамотно не более одной десятой, а может и меньше. Таким образом, если человек преследуется незаконно, то при грамотной защите вероятность полного, или хотя бы частичного оправдания, составляет не менее 30%.  Мне могут возразить тем, что есть дела, где осуждение заведомо предрешено - заказ экономический или политический. Да, таких дел куча, но в своей практике видел не мало дел, где обвиняемые и адвокаты трубили о заказе, при этом никто даже не удосужился нормально разобрать и опровергнуть обвинение. Это как правило, касается экономических составов.  О каких-то нестандартных шагах защиты я вообще речи не веду, то есть никакой защиты и не было. Это во-первых. А во-вторых, я и не говорю, что вероятность выигрыша стопроцента, она - около 30%. Но это не 0,4 % как говорит Верховный суд.
          Наверное вы уже поняли, основная масса оправданий "украдена" делами, которые рассматриваются в особом порядке. 70% - страшная цифра.  И исходя из своего опыта посмею заключить, что добрая треть осужденных в особом порядке невиновна, а их осуждение стало результатом не профессионализма или моральной нечистоплотности их защитников.

         Одна история, которая лучше некуда характеризует состояние нашей уголовной защиты. Три года назад пришла ко мне на прием женщина. Ее сын стал участником ДТП - почти лобового столкновения двух автомобилей, второй водитель получил тяжкий вред здоровью. Следствие посчитало виновником аварии сына женщины. Следователь и адвокат, причем по соглашению, то есть нанятый за деньги, готовили парня к особому порядку. Женщина не соглашалась с версией следствия и правильно делала. Мне оказалось достаточным посмотреть протокол осмотра места происшествия и схему к нему, чтобы понять ее  негодование.  В схеме ДТП жирной стрелкой было указано место столкновения - встречная полоса движения для моего будущего подзащитного. Однако схема есть ни что иное как приложение к протоколу осмотра места происшествия,  следовательно в протоколе должно быть описание того на основании чего следователь пришел к столь безапелляционном выводу. Но в протоколе ОМП ни слова об этот сказано не было. С таким же успехом следователь мог ткнуть на любой другой участок дороги и назвать его место столкновения. 

Collapse )


Я живу, чтобы реабилитироваться! Крик души престарелого человека.

    Судебная система не дает перед 83-летнему жителю Башкирии уйти на тот свет с добрым именем и чистой совестью, хотя он сделал все для реабилитации.
Трудно представить, но человек посвятил почти всю сознательную жизнь, чтобы доказать свою невиновность.

   В 1959 году Исхаков Фатхулла - 22 летний парень был арестован по обвинению в покушении на убийство двух девушек-односельчанок. Якобы проник ночью в их дом и нанес спящим девушкам удары топором. Приговором народного Миякинского в 1959 году он был признан виновным в покушении на убийство, 13 лет провел в колонии.

   После задержания до настоящего времени он доказывал фальсификацию доказательств и доказал...

Уже 10 лет назад государство в лице Следственного комитета признало, что Исхаков стал жертвой оговора односельчан и ошибки судебно-медицинского эксперта.

  Трое односельчан - свидетели по делу признались, что оговорили Исхакова под давлением милиции. А проведенная в наши годы суд-мед экспертиза признала, что выводы эксперта в 1959 году были ошибочны - у потерпевший не было травм, своейственных для удара топоров, а были травмы от  порезов лезвием и травмы опасности для жизни не представляли. Еще живая до настоящего времени потерпевшая также показывает, что Исхаков не мог совершить это преступление. Более того, установлен настоящий преступник, который, правда, сейчас умер. Он сам обратился с явкой с повинной в 90-х.


  Спрашивается, что еще нужно для реабилитации?

   Отвечаю:
    Вопрос об отмене приговора по результатам производства по вновь открывшихся обстоятельств, решают прокурор и суд субъекта. Я не знаю по каким причинам, но им очень не хочется чтоб человек перед смертью нашел правду.
Десять лет прокуратура и Верховный суд РБ гоняют старика по замкнутому человеку и это по слухам их очень забавляет.

    Исхаков обратился в последнюю для него возможную инстанцию - судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда России с просьбой отменить решение судьи Верховного суда РБ, возбудить кассационное производство и отменить не правосудный приговор 1959 года.






    Сейчас Исхаков обратился с открытым видео обращением ко всем СМИ и правозащитникам с просьбой предать огласке творящийся в отношении него произвол!
Не оставайтесь равнодушными.


Давайте хотя бы мы с помощью общественности ускорим процесс реабилитации и вернем человеку его доброе имя.


Крах «финансовой пирамиды». Никакого мошенничества

       

           В Уфе «рухнул» потребительский кредитный кооператив под название «Инвестсоцвклад». Общественное мнение как всегда на стороне вкладчиков, юристы дают советы как правильно им  действовать, преобладают советы обращаться в полицию. И удивительно, что опять ни одной здравой оценки.
           Если к защите учредителей кооператива,  срочно не подключатся нормальные адвокаты https://burkin-vit.livejournal.com/31971.html, через короткое время будет возбуждено уголовное дело, создана оперативно-следственная бригада, которая года два за счет налогоплательщиков будет расследовать то, как некоторое количество наших алчных  сограждан решило поживиться за счет друг друга.
           Если государство признает привлечение кооперативами вкладов граждан преступлением, на законодательном уровне нужно срочно вводить уголовную ответственность для этих вкладчиков, потому что ни самые что ни на есть пособники преступления. 
          На самом деле никакого мошенничества в создании потребительского-кредитного кооператива и привлечении им вкладов нет и быть не может.
Однако следственно-судебная практика идет по весьма странному, с точки зрения российского права, пути. Практически на любое кредитное учреждение (кроме банка), деятельность которого оканчивается банкротством, вешается ярлык «финансовая пирамида», что одновременно влечет для их учредителя (руководителей) обвинение в хищении. Это как правило мошенничество (хищение путем обмана) либо присвоение.   Между тем квалификация таких действий учредителей (руководителей) юридического лица, создавших кредитное организацию пирамидального типа, как хищение, противоречит науке уголовного права.
В большинстве случаев пирамиды осуществляли деятельность в виде потребительских-кредитных (кредитных) кооперативов. Деятельность же их регламентирована специальным федеральным законом, а закон этот дает полное право такому кооперативу привлекать вклады граждан, вступивших в члены этого кооператива.  На практике происходит так: гражданин, которым движет жажда наживы, вступает в кооператив, после чего, осознавая степень всех рисков, вносит свои кровные под проценты. Причем вносит деньги на основании договора, добровольно заключенного сторонами в соответствии с российским законодательством. И вот такое привлечение денег от своих же членов, следственные органы и суды затем квалифицируют как хищение денег у гражданина путем обмана.   При том, что здесь нет ни хищения, ни обмана. Уголовный кодекс (примечание к статье 158 УК) определяет хищение  как противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества в свою пользу и пользу иных лиц. Ввиду того, что деньги принимаются на основе возмездного договора, заключаемого в соответствии с гражданским кодексом и законом о потребительской кооперации, хищения здесь не может быть по определению, даже и в случае банкротства кооператива. Равно, как не может быть и обмана – гражданин, заключающий договор, прекрасно осведомлен о всех рисках и сознательно на них идет.  Более того, каждый член кооператива согласно закону, участвует в управлении кооперативом и принятии судьбоносных решений, имеет полный доступ к финансовой документации и бухгалтерской отчетности.  И как бы это парадоксально не звучало для обывателя, каждый член кооператива, внесший вклад под проценты, несет ответственность за деятельность кооператива. Кстати, случаи, когда банкротство кооперативов явилось следствием неразумных действий членов, нередки. 
Поэтому, читая обвинительные заключения следователей и приговоры судов, поражаешься степени абсурдности их выводов. «Преступная мошенническая» деятельность учредителей кооперативов, по мнению судов, начинается с создания кредитного кооператива, при том   их деятельность, как уже указывал выше, регламентирована специальным законом.  Далее процесс привлечения денежных средств своих же пайщиков, на добровольной основе, описывается как хищение, а привлеченные деньги пайщиков, в независимости от целей, на которые они потрачены, признаются похищенными.  Чтобы читателю было понятна степень абсурдности таких обвинений, необходимо вновь обратиться к уголовному закону. Уголовный закон определяет три стадии совершения преступления - приготовление к преступлению, покушение на совершение преступления и, наконец, оконченное преступление. Приготовление к преступлению также наказуемо.  Если правоприменители и суды считают момент «банкротства» кредитного кооператива окончанием преступления, то согласно этой же логике, процесс юридической регистрации кредитного кооператива, должен признаваться приготовлением к преступлению.  В этом случае возникает вопрос к правоохранителям: почему преступная деятельность кредитных кооперативов не пресекается на стадии начала их деятельности?  Ответ очевиден: деятельность кредитных кооперативов полностью соответствует требованиям российского законодательства, а привлечение денежных средств от пайщика под какие бы ни было проценты при последующем финансовом крахе не является и не может являться мошенничеством. А уголовные дела, которые возбуждались и заканчивались обвинительными приговорами, являлись ничем иным как извращением отечественного права.

Секреты уголовной защиты. Почему работа большинства адвокатов бесполезна?


        В сентябре я писал о том, как  быстро распознать некачественную работу адвокатов. В статье приведены несколько симптомов, указывающих на непрофессионализм защитника. Но симптомы эти проявляются в процессе работы, когда ошибки уже совершены, и они зачастую неисправимые.
        Уголовная защита слишком серьезная вещь  -  за привлечение  к участию в ней  дилетантов подзащитные платят очень высокую цену. А дилетантов в адвокатуре большинство.  Даже большой опыт прокурорско-следственной работы адвоката, которым многие хвастают, ничего не говорит об уровне профессионализма. Скорее всего, он доказывает обратное. Такие адвокаты имеют стереотипное мышление, у них как правило проблемы с речью и  письмом. Шутка ли, 20-30 лет лепить по шаблону уголовные дела и поддерживать обвинение в суде, зачитывая обвинительные заключения. Не стоит забывать и про тесную коммуникацию таких адвокатов с правоохранительными органами, что зачастую мешает занимать им принципиальные позиции по делам.  Масштабы бедствия мне стали понятны, после того как ко мне стали обращаться фигуранты уголовных дел с разных регионов страны. Многих из них объединяет то, что они ничего не понимают в работе своего защитника.
        И так, каким главным качеством должен обладать хороший адвокат и юрист?
        Я считаю, что он должен, прежде всего, уметь  переводить с казенного, сухого юридического языка на язык доступный.  Именно в этом заключается профессионализм юриста. Такие качества особенно необходимы в делах, где применяются сложные, запутанные нормативные акты, иногда противоречащие друг другу.  А по уголовным делам, где вменены экономические или должностные составы, умение поставить точный диагноз таким обвинениям с использованием ясных и четких формулировок – бесценно. Особенно в тех делах, где обвинение пестрит  сложными юридическими и финансовыми терминами, запутанным описанием процессов заключения и исполнения хозяйственных сделок, делающих невозможным его восприятие. Делается это, как правило, с той целью, чтобы ни один сторонний наблюдатель не смог уразуметь написанного.

  Collapse )

Адвокатам Башкирии. Хуже быть не может.

   Нас всех и меня лично очень долго приучали к смирению перед всеми формами судебного и следственного произвола. Приучали абсурдными приговорами и апелляционными определениями, самодурством судей в процессах, прокурорскими отписками, нравоучениями звероящеров от адвокатуры об опасности перегибать палку (под перегибом палки имеется ввиду чрезмерно активная защита доверителя). Якобы принимать необходимо все как данность, нечто само собой разумеющееся, может быть еще хуже. Все это привело к тому, что адвокат в процессе, особенно в уголовном, давно превратился в декорацию, а КПД его работы стремится к нулю. Адвокатское сообщество разобщено полностью, благодаря, в том числе, нашим адвокатским чиновникам.  
   Что должно произойти, чтобы возникло что-то похожее на единение?
   Одна история. В конце года встретился перед судом с одним уфимским адвокатом. Не сказать, что он боец, но специалист на уровне и мужик нормальный. Увидев меня, он вскликнул: «здорово, здорово, мы следим за тобой, ты молодец, раздолбай их». Надо сказать, такое приветствие за последнее время меня слегка достало, а потому я отвечаю, что очень хреново, что вы только следите, участвовать надо. Убегая он бросил: «не, ну а че, пока же нормально, пойдут аресты будем думать».
   Ну да, все-таки хищения адвокатских взносов вещь, конечно серьезная, но не настолько, чтоб тратить на это время. А вот когда придет более серьезная опасность, тогда они поднимутся, - размышлял я.  При необходимости будет также как в Краснодаре, когда десятки адвокатов из разных регионов страны в ноябре прошлого года, объединились и показали зубы кубанской судебно-следственной машине.
   Только вот у нас этого не происходит, хотя первый арест, имеющий все признаки беспредельного, случился. Почти три месяца уфимский адвокат Рашид Сафеев содержится под стражей, а реакции со стороны башкирской адвокатуры никакой.
   А уже завтра, 19 марта в Верховном суде республики состоится рассмотрение апелляционной жалобы Рашида Сафеева, которому 6 марта Ленинский суд г. Уфы продлил срок содержания под стражей. Продлил, несмотря на наличие у него серьезных заболеваний, исключающих возможность содержания под стражей. Сафеев обвиняется в посредничестве при передаче взятки заместителю прокурора РБ Горбунову, имевшему якобы место два года назад! Обвинение вроде как основывается на свидетельских показаниях двоих обвиняемых по делу, которые имеют определенный интерес для оговора.   Но сейчас дело не только в сути обвинения - при рассмотрении ходатайств следователей по мере пресечения вопрос о виновности судами, как вы прекрасно знаете, не исследуется. Так написано в законе, так велит и высшая судебная инстанция. Это дает большим судейским начальникам заявлять о вынужденности избрания мер пресечения на основании ходатайств следователей ввиду одной тяжести предъявленного обвинения. Так как тяжесть обвинения якобы предполагает наличие у обвиняемого злого умысла скрыться от следствия, суда и т.д.. Закон суров, но он закон.
   Но ситуация с Рашидом Сафеевым примечательна тем, что суды, находясь в состоянии безропотного следования интересам следствия, похоже, нащупали для себя новое дно.
  Collapse )

Как распознать некачественную работу адвокатов. Секреты уголовной защиты.

Список симптомов, указывающих на непрофессионализм защиты и  необходимость обращения к сторонней помощи.

Юридический рынок  России переполнен дилетантами и шарлатанами.
Это же касается и рынка адвокатских услуг в уголовном судопроизводстве.
Масштабы бедствия мне стали понятны после того, как я начал дистанционно консультировать  фигурантов уголовных дел по всей стране.

   После выхода моего поста – Секреты уголовной защиты. Почему мало оправдательных приговоров? поступило более сотни вопросов о том, как распознать некачественную работу  адвокатов и их двурушничество.


А также в чем заключается моя помощь дистанционно?




Я составил подробный список симптомов, указывающих на непрофессионализм защиты :

Collapse )

Сделка с нечистью. О чем лжет Адвокатская палата



     Дорогие друзья и коллеги, не имел изначально намерения  писать что-либо  про публикацию, вышедшую на  уфимском издании «Медиакорсеть» о том, что Виталий Буркин принес извинение Адвокатской палате. Не имел, так как общеизвестно, что новость живет до тех пор, пока вокруг нее растут слухи. Однако новость всколыхнула, как минимум, адвокатское сообщество республики Башкортостан. Как известно, одно из правил журналистики гласит: изменением названия невозможно изменить суть явления, а вот отношение к нему - вполне. А если еще имеют место  такие   методы, как подтасовка фактов, смещение акцентов и представление их журналисту в таком виде, то получится материал совершенно лживый - как сейчас называется -  Fake news  (фальшивая новость).
       И вот когда похожей подачей существенно изменяется образ человека, в настоящем случае это мой образ борца против правового произвола, творимого  адвокатской верхушкой Башкирии, то считаю необходимым все же дать свой комментарий.

     Мое противоборство в информационном и правовом поле с Адвокатской палатой продолжается второй год. Претензии к президенту Адвокатской палаты Юмадилову Б.Г. и его близкому окружению давно вышли за рамки решения о прекращении  статуса адвоката в отношении меня. За это время мной выявлены вопиющие финансовые и должностные злоупотребления, нарушающие права всех адвокатов республики. О морально-этическом образе адвокатской верхушки республики теперь всем также известно.     
    Длительное время от различных представителей Адвокатской палаты республики мне поступали настойчивые предложения закончить спор миром. Это мне советовали сделать и некторые адвокаты республики. В моем представлении мир заключался в добровольном восстановлении статуса адвоката, разрешении всех финансовых и иных претензий внутри адвокатского сообщества, в обмен на прекращение исключительно информационного противостояния, которое в действительности никак не красит адвокатской сообщество. Прекращать юридическое противостояние – уголовное преследование всех виновных в хищениях адвокатского бюджета и признание Юмадилова Б.Г. через судебные инстанции незаконно избранным на пост президента Адвокатской палаты, я не имел ни малейшего намерения. Тем более, в этой части противоборства мне оказывается поддержка со стороны некоторых адвокатов республики, и я не имел морального права ее прекращать хотя бы по этой причине. Принятие же решения о прекращении или продолжении информационного противостояния исключительно мое дело.
   В начале января этого года между мной и адвокатской палатой было достигнуто джентельменское соглашение, согласно которому я прекращаю медийную атаку противника, а все мои претензии к Юмадилову Б.Г. будут разрешены внутри корпорации или в крайнем случае в рамках судебных споров. Мне было предложено восстановление статуса адвоката на основании вновь открывшихся обстоятельств. В преддверии заседания Совета 31 января 2019 года, мне поступила просьба написать заявление о признании решения Совета в части нарушения мной требований законодательства об адвокатуре и извиниться перед некоторыми членами Совета, в отношении я незаслуженно допустил обидные высказывания. Почему я посчитал эти условия приемлемыми? Во-первых, я признавал и признаю, что дискредитировал судебную систему, делал это намеренно, в целях, которые описаны в решении Совета. Сейчас нет никакого практического смысла это отрицать и по той причине, что все судебные инстанции, по понятным причинам, признали мою неправоту.
  В части просьбы принести извинение членам Совета, которых обидели мои некоторые публикации, я также ответил согласием. Так я не считаю постыдным извиниться за то, где я действительно был не прав. Причем это никаким образом не отменяло и не отменяет моих юридических претензий к президенту Адвокатской палаты РБ Юмадилову и его окружению.
     Однако на заседании Совета, а также после его проведения окружение Юмадилова Б.Г. проявило свое истинное лицо. Вопреки договоренностям мне стали поступать дополнительные условия, выполнение которых для меня было совершенно неприемлимым, так как это было бы предательством общественных интересов, а самое главное, интересов соратников-адвокатов, меня поддерживающих. Это отзыв всех юридических претензий в отношении Адвокатской палаты, принесение извинений лично Юмадилову Б.Г. и т.д. 
     В результате я не стал дожидаться решения  Совета, которое должно состояться в феврале этого года  и принял решение о продолжении борьбы по всем фронтам.
     Между тем, броский заголовок публикации и избирательная подача материала, сделали свое дело. Посыл оказался таким, что Виталий Буркин якобы раскаялся и извинился перед Адвокатской палатой республики за всю свою деятельность, чего в действительности не было.
      Сделал ли я какие-либо выводы из этой ситуации? Конечно сделал. И вот какие. Я считаю, что вступать в переговоры с противником, моральный облик которого мне был заведомо известен, было решением ошибочным, даже в моей ситуации. Договариваться с нечестью, играть по его правилам и на его территории, себе дороже. Шурале  защекочит до смерти, если  с ним играть. Его можно только прибить.           
      Виталий Буркин.
        
          

Спас от необоснованного осуждения инспектора ДПС, обвиняемого в нескольких преступлениях

Это одно из моих дел, когда удалось быстро добиться оправдательного приговора, но в дальнейшем Верховный суд и Прокуратура приняли все меры, чтобы его отменить и не допустить реабилитации. После вынесения приговора в марте 2017 года нам потребовалось почти два года, чтобы все закончилось реабилитацией невиновного»

Итог: Реабилитация по всем эпизодам.

Об обстоятельствах дела уже написало уважаемое издание «Проуфу».



...в 2014 году бывший инспектор ГИБДД проводил проверку по факту наезда на пешехода, в результате чего тот получил тяжкий вред здоровью. Однако обвинен был и сам полицейский – ему предъявили затягивание принятия решения и задержку передачи дела дальше. Целью его действий назвали сокрытие преступления от учета.
Позже Никитина вновь обвинят – на этот раз за то, что в январе 2015 года он составил подложную схему ДТП, чтобы один из участников аварии получил страховку в размере 360 000 рублей.
Однако в марте 2017 года городской суд Стерлитамака полностью оправдал Дмитрия Никитина. Виновность экс-полицейского не была установлена. Тем не менее почти два года, с марта 2017 по декабрь 2018 года, Верховный суд и прокуратура не оставляли попыток засудить Никитина. В частности, дело возвращалось на дополнительное расследование, а оправдательный приговор отменялся.
Все закончилось недавно, когда Следственный отдел СК по Стерлитамаку прекратил дело по причине полной невиновности Никитина.
Collapse )


Как судмедэксперт покойников перепутал. Реальная история из моей практики!

Летом 2011 году я принялся защищать подсудимого, который обвинялся в причинении смерти своему родственнику. Тогда я не мог предположить, что это уголовное дело станет самым интересным, драматичным и напряженным в моей адвокатской практике. Судебное рассмотрение длилось почти шесть лет, за это время уголовное дело сделало четыре полных круга – районный суд – апелляция, трижды обвинительный приговор отменялся и дело направлялось на новое рассмотрение, однажды, после отмены третьего приговора, дело возвращалось даже прокурору для дополнительного расследования.  За это время я со своим подзащитным установил такое количество подлогов и фальсификаций, что я даже не сразу мог определить, какие из них циничнее и одиознее.
 Вообще, это дело – приговор всей нашей судебно-следственной системе. И не только потому, что человека привлекли к уголовной ответственности и бросили в изолятор по наспех сфальсифицированному обвинению. А по тому, как система отреагировала на эту тотальную фальсификацию – были приняты беспрецедентные меры для ее замыливания.
И так, по версии следствия, 20 ноября 2010 года житель глухого села Аскарово в Абзелиловскоим района Башкирии Исмагилов Забир якобы подверг избиению своего зятя Исламгулова Юлдаша в его доме, в результате чего причинил ему разрыв печени, от которого он тот скончался.

Но, похоже, преступления в действительности не было. Это стало ясным при сопоставлении следующих фактов.     



   23 ноября 2010 года следователем назначается судебная экспертиза трупа, в постановлении он указывает:

- предоставить в распоряжение эксперта труп Исламгулова Ю.З.
- при исследовании трупа изъять образцы крови и препарат кожи с поврежденного участка тела.

   Местный судмедэксперт, которого местные жители якобы никогда не видели трезвым, причиной смерти Исламгулова Ю.З. назвал кровопотерю от разрыва печени. Как видно из самого заключения, экспертиза начата 23 ноября 2010 года в 09 часов, произвел ее районный эксперт по фамилии Кусарбаев. При этом эксперт при определении причины и давности смерти руководствовался якобы данными гистологического исследования – исследование внутренних органов, которое проводится специальными экспертами-гистологами в республиканском морге. Гистологическое исследование проведено на основе образцов органов трупа, представленных ему экспертом Кусарбаевым Г.А.

Из заключения эксперта Кусарбаева также следует, что он вместе с образцами органов, изъял и образцы крови трупа. Впоследствии эти образцы крови явились предметом отдельных экспертных исследований и даны еще три заключения:
 По ходу судебных процессов  я обратил внимание на одну странность - эксперт обосновал свои выводы от 10 декабря 2010 года на основе данных гистологического исследования, которыми на момент вынесения заключения он не мог располагать, -  заключение гистологии  было дано 17 декабря 2010 года.
Далее еще интересней -  Исламгулов уже 22 ноября 2010 года был похоронен, а родственники забрали его тело из морга - 21 ноября 2010 года.
Возник закономерный вопрос, - чей труп 23 ноября 2010 года был объектом вскрытия и исследования? А самое главное, чья кровь и образцы органов исследовались экспертами республиканского морга?



Все указывало на подлог.

   Пришлось ситуацию раскручивать по полной –  по моей инициативе допросили в суде следователя, который фактически и стал подтверждать подмену трупов - якобы  утром 21 ноября 2010 года в его присутствии эксперт Кусарбаев производил вскрытие трупа как трупа Исламгулова. На теле имелась татурировка в виде купола парашюта, он это хорошо запомнил.
Но подвох в том, что в действительности такой татуировки у Исламгулова не имелось, это достоверно доказано показаниями его родственников. Ведь как известно  татуировки в виде купола парашюта делают себе военнослужащие ВДВ, а Исламгулов служил в ВМФ.

   Далее в суде «пытали»   уже эксперта Кусарбаева, который под давлением неоспоримых улик сознался, что производство экспертизы трупа Исламгулова он начал производить утром 21 ноября 2010 года, а не 23 ноября, как указано в заключении.

   Все это можно было бы объяснить невероятным стечением обстоятельств, если бы не еще один факт, который опровергнуть было уже нечем. Как мы уже знаем вскрытие трупа Исламгулова 23 ноября 2010 года производиться не могло. Эксперт Кусарбаев утверждает, что вскрытие трупа и изъятие образцов он произвел утром 21 ноября 2010 года, образцы органов он затем направил для гистологического исследования в республиканский морг, туда же образцы крови для химического исследования, а также образцы крови изъял следователь для производства биологической экспертизы.

   И вот эксперт-биолог в своем заключении установил, что кровь, пришедшая на экспертизу как кровь Исламгулова Ю.З., по групповой принадлежности относиться к 3 группе. Но умерший в действительности имел 1 группу крови, это достоверно доказано ни чем-нибудь, а военным билетом, это же подтвердили и родственники умершего.

   Пытливый читатель скажет, что запись в военном билете можно тоже оспорить, ведь не исключена и ошибка.
Не исключена. Поэтому дело дошло до эксгумации – извлечения тела покойного из места захоронения. Проведение этой неприятной следственной процедуру вызывалось крайней необходимостью.
А по результатам эксгумации было проведено генетическое исследование, которое дало для обвинения убийственный результат – образцы крови, которые были изъяты экспертом Кусарбаевым якобы с трупа Исламгулова, ему не принадлежали.

   Но и это еще не все. Эксперт-химик пришел к выводу, что при судебно-химическом исследовании крови, пришедшей как образцы крови трупа Исламгулова Ю.З., найден этиловый спирт в количестве 5,3 промилле – смертельная доза. В любом случае полный неадекват. Но сразу несколько свидетелей видели Исламгулова за короткое время до смерти совершенно трезвым.

Collapse )