Category: политика

Обо мне и моих услугах

Здравствуйте, меня зовут Виталий Буркин. Я юрист и специалист в сфере информационных технологий, организую защиту и медийное сопровождение в уголовных делах, корпоративных конфликтах и спорах с госорганами.  За 12-летний период адвокатской практики обучился многим секретам защиты по сложным делам и готов с ними делиться.  За это время смог добиться оправданий в суде и реабилитаций на стадии следствия по обвинению в контрабанде, убийствах, взяточничестве, по обвинению в должностных и экономических преступлениях, несмотря на обвинительный крен в работе судебной системы.



Как можно добиваться результатов по уголовным делам, когда доля оправдательных приговоров в стране составляет 0,5%? Объясняю.

Дело в том, что статистика не отображает реального положения вещей, хотя судебный произвол никто не отменял. Давайте разберемся. Около 60% уголовных дел от общего количества рассматривается в особом порядке, когда обвиняемые признали себя виновными. В ряде дел подсудимые оправдываются по самым тяжких эпизодам обвинения, а признаются виновными, например, по одному, самому незначительному. Такой приговор попадет в статистику как обвинительный. Хотя  де-факто  он оправдательный.
Collapse )

Сделка с нечистью. О чем лжет Адвокатская палата



     Дорогие друзья и коллеги, не имел изначально намерения  писать что-либо  про публикацию, вышедшую на  уфимском издании «Медиакорсеть» о том, что Виталий Буркин принес извинение Адвокатской палате. Не имел, так как общеизвестно, что новость живет до тех пор, пока вокруг нее растут слухи. Однако новость всколыхнула, как минимум, адвокатское сообщество республики Башкортостан. Как известно, одно из правил журналистики гласит: изменением названия невозможно изменить суть явления, а вот отношение к нему - вполне. А если еще имеют место  такие   методы, как подтасовка фактов, смещение акцентов и представление их журналисту в таком виде, то получится материал совершенно лживый - как сейчас называется -  Fake news  (фальшивая новость).
       И вот когда похожей подачей существенно изменяется образ человека, в настоящем случае это мой образ борца против правового произвола, творимого  адвокатской верхушкой Башкирии, то считаю необходимым все же дать свой комментарий.

     Мое противоборство в информационном и правовом поле с Адвокатской палатой продолжается второй год. Претензии к президенту Адвокатской палаты Юмадилову Б.Г. и его близкому окружению давно вышли за рамки решения о прекращении  статуса адвоката в отношении меня. За это время мной выявлены вопиющие финансовые и должностные злоупотребления, нарушающие права всех адвокатов республики. О морально-этическом образе адвокатской верхушки республики теперь всем также известно.     
    Длительное время от различных представителей Адвокатской палаты республики мне поступали настойчивые предложения закончить спор миром. Это мне советовали сделать и некторые адвокаты республики. В моем представлении мир заключался в добровольном восстановлении статуса адвоката, разрешении всех финансовых и иных претензий внутри адвокатского сообщества, в обмен на прекращение исключительно информационного противостояния, которое в действительности никак не красит адвокатской сообщество. Прекращать юридическое противостояние – уголовное преследование всех виновных в хищениях адвокатского бюджета и признание Юмадилова Б.Г. через судебные инстанции незаконно избранным на пост президента Адвокатской палаты, я не имел ни малейшего намерения. Тем более, в этой части противоборства мне оказывается поддержка со стороны некоторых адвокатов республики, и я не имел морального права ее прекращать хотя бы по этой причине. Принятие же решения о прекращении или продолжении информационного противостояния исключительно мое дело.
   В начале января этого года между мной и адвокатской палатой было достигнуто джентельменское соглашение, согласно которому я прекращаю медийную атаку противника, а все мои претензии к Юмадилову Б.Г. будут разрешены внутри корпорации или в крайнем случае в рамках судебных споров. Мне было предложено восстановление статуса адвоката на основании вновь открывшихся обстоятельств. В преддверии заседания Совета 31 января 2019 года, мне поступила просьба написать заявление о признании решения Совета в части нарушения мной требований законодательства об адвокатуре и извиниться перед некоторыми членами Совета, в отношении я незаслуженно допустил обидные высказывания. Почему я посчитал эти условия приемлемыми? Во-первых, я признавал и признаю, что дискредитировал судебную систему, делал это намеренно, в целях, которые описаны в решении Совета. Сейчас нет никакого практического смысла это отрицать и по той причине, что все судебные инстанции, по понятным причинам, признали мою неправоту.
  В части просьбы принести извинение членам Совета, которых обидели мои некоторые публикации, я также ответил согласием. Так я не считаю постыдным извиниться за то, где я действительно был не прав. Причем это никаким образом не отменяло и не отменяет моих юридических претензий к президенту Адвокатской палаты РБ Юмадилову и его окружению.
     Однако на заседании Совета, а также после его проведения окружение Юмадилова Б.Г. проявило свое истинное лицо. Вопреки договоренностям мне стали поступать дополнительные условия, выполнение которых для меня было совершенно неприемлимым, так как это было бы предательством общественных интересов, а самое главное, интересов соратников-адвокатов, меня поддерживающих. Это отзыв всех юридических претензий в отношении Адвокатской палаты, принесение извинений лично Юмадилову Б.Г. и т.д. 
     В результате я не стал дожидаться решения  Совета, которое должно состояться в феврале этого года  и принял решение о продолжении борьбы по всем фронтам.
     Между тем, броский заголовок публикации и избирательная подача материала, сделали свое дело. Посыл оказался таким, что Виталий Буркин якобы раскаялся и извинился перед Адвокатской палатой республики за всю свою деятельность, чего в действительности не было.
      Сделал ли я какие-либо выводы из этой ситуации? Конечно сделал. И вот какие. Я считаю, что вступать в переговоры с противником, моральный облик которого мне был заведомо известен, было решением ошибочным, даже в моей ситуации. Договариваться с нечестью, играть по его правилам и на его территории, себе дороже. Шурале  защекочит до смерти, если  с ним играть. Его можно только прибить.           
      Виталий Буркин.
        
          

Мой подзащитный, отсудил компенсацию и моральный вред за незаконное уголовное преследование!

Сегодня Ленинский районный суд города Уфы в полном объеме удовлетворил требование компенсации расходов моего подзащитного Андрея Медведева, понесенных им на защиту, в сумме 1 100 000 рублей. Чуть ранее тот же Ленинский суд, присудил Медведеву 200 000 рублей, в качестве компенсации морального вреда.
О том как из Медведева попытались сделать стрелочника, якобы по вине которого бюджет республики утратил 274 млн руб.
Подробно с обстоятельствами уголовного дела и его прекращения, можно ознакомиться здесь:http://www.zavashepravo.ru/uslugi/zaschitapougolovnim..